syntal (syntal) wrote,
syntal
syntal

О законе развития

Одна из постоянно влекущих меня тем размышления - тема законов развития. Можно посмотреть на эту тему предельно модельно - как на пульсацию и рост некоторой целостности. В некоторый момент времени эта целостность оказывается открытой на некоторую специфическую пустоту, которую она должна заполнить своим ростом в направлении этой пустоты. Самое сложное - определить эти пустоты. По-видимому, пустота одного шага не дана изолированно, обычно она вписана в некоторый узор объемлющей пустоты, выступая ее малым фрагментом. Простой пример - рост текста, хотя бы даже вот этого текста. Как я пишу его? Я останавливаюсь, замираю, а затем печатаю очередную фразу. Затем вновь замираю... и вновь пишу новую фразу или фрагмент. Каждый раз я прислушиваюсь к очередной пустоте смысла и заполняю ее. И каждый раз завершение фрагмента порождает затем свою новую пустоту, которая заполняется новым фрагментом, и так пока не исчерпается некоторый заряд пустоты, не заполнится своей полнотой.

Если оглядываться на уже записанный текст, то в нем можно выделить следующие смысловые фрагменты:

1. Заявка общей темы законов развития.
2. Переход к модельному представлению этой темы - как рост абстрактной целостности.
3. Описание роста как пульсации "пустоты - полноты".
4. Выражение максимальной трудности теории развития - как проблемы определения специфических пустот растущей целостности.
5. Предположение связи частных пустот с более интегральными, вплоть до максимальной пустоты ("узор объемлющей пустоты").
6. Переход к примеру развития как росту текста.
7. Представление роста текста как пульсация пустоты-полноты.
8. Обращение к анализу уже написанного текста с этой точки зрения.
9. Составление вот этого перечня основных смысловых фрагментов.

Теперь мы можем проанализировать этот маленький пример развития с точки зрения архитектуры пустот.
Во-первых, была общая интегральная пустота "законы развития". Относительно нее все прочие шаги являются ее подпустотами. Каков здесь был первый шаг? Это заявка общей темы, т.е дается ее общая формулировка - стартовая форма без содержания. Здесь работает своего рода оператор смыслового начала (первого смысла) - он дает общую пустую форму главной темы и ставит задачу ее наполнения содержанием. Так рождается не только первая пустота, но и первая полнота темы, которая вполне заслуживает название "единицы темы". Итак, начало роста текста дается как "единица темы" ("чистая форма").
Далее формируется первая пустота - восполнение единицы темы до всего неединичного ("содержания"). Возникает потребность - попытаться найти содержательные определения законов развития. И здесь возникает первое определение пост-единичной пустоты - выразить развитие как модель роста абстрактной целостности. Такова первая пустота, и она заполняется. Что ее породило? Некая единая интенция "первого-второго", которая устремлена от единицы темы к ее первой модели. Здесь как бы действует "оператор моделизации" единицы темы, который вырабатывает первое содержание чистой формы как стартовую модель.
Далее идет первое усложнение модели - из недифференцированного абстрактного роста целостности возникает образ ритмов, квантов пустоты и полноты, сменяющих друг друга. Это более содержательная модельность, как бы модельная двойка (вторая модель). В переходе от модельной единицы к двойке действует оператор дифференцирования - он более дифференцирует первоначальную целостность.
Но далее мысль не удовлетворяется абстрактностью и этой второй модели, пытаясь найти закон ритма пустот, а не просто иметь перед собой абстрактную картину этого ритма. Это и выражалось чувством максимальной проблемности в теории развития. Здесь мы видим следующий слой углубления содержательности - обращение не просто к более дифференцированной, но законосообразной (номологической) содержательности. Здесь как бы работает оператор номологизации, устремляющий к образу модели, в которой есть некоторый закон (номологическая модель). Так рождается общая номологическая пустота, которая затем более конкретизируется.
Делается первая попытка конкретизировать идею закона в виде связи частных пустот с интегральной пустотой, в связи с чем внимание должно быть обращено именно на интегральную пустоту-закон. Это как бы интегрирующая конкретизация, и здесь работает соответствующий оператор. В итоге возникает тройка модели (третья модель), которая обнимает в себе дифференциацию (вторая модель) и интеграцию первой модели, и момент интеграции дополнительно выражен номологически, как закон отдельных восполнений (пустот).
Но все же и в этих слоях наращивания содержательности (как гегелевского «конкретно-всеобщего») разум ощущает еще слишком много абстрактного – много единого-без-многого, и он ощущает потребность усилить полюс многого, обращаясь к примерам развития, где можно было бы анализировать конкретный ритм пустот и полнот и искать более интегральные образы. Так начинает действовать оператор экземплификации, который ищет примеров (экземпляров) абстрактной модели. В данном случае он реализуется в рефлексивной экземплификации – в обращении в качестве примера на себя, в лице строящегося ранее текста. Так рождается общая рефлексивно-текстово-экземплифицирующаяся пустота, которая затем конкретизируется.
Конкретизируется она в виде представления текста как реализации построенной ранее абстрактной второй модели – здесь работает оператор модельной интерпретации, который интерпретирует некоторый фрагмент многого (в данном случае текста) как реализацию дифференцированной модели (многоединого). В итоге происходит разбиение текста на кванты смысловых пустот-полнот (вначале эти кванты пусты, затем заполняются).
Затем, как это только что было проделано выше, все фрагменты начинают ноуменализироваться (т.е. работает оператор ноуменализации). Это значит, что каждый фрагмент представляется как феномен некоторого ноумена, например, заявка общей темы как «единица темы», последующие фрагменты – как стадии модельной содержательности (первая – третья модели) и т.д., выделяются операторы для каждого смыслового перехода и т.д. В итоге мы должны обогатить нашу первоначальную модель – получить четверку модели (четвертую модель), в которой будет более глубокое состояние многоединого (единого единого и многого), дорастающее до ноуменальности и номологичности.
Итак, что же мы видим в итоге?
Мы подходим к развитию как росту многоединого – от первого беднейшего слоя (единицы темы) до более глубоких модельных содержательностей, которые затем пытаются компенсировать избыток единого обращением к стихии многого, а затем восполняют многое обращением к новым единствам в лице ноуменализации. Так растет все более глубокое многоединое – чистая форма, абстрактное модельное содержание (первая - третья модель), затем экземплифицируемое содержание (где многое преобладает над единым) и его ноуменализация, доведение до ноуменальных образов многоединого в материале конкретной модели и ее конкретных экземпляров.

Итак, вот формулировка основного закона развития – любое развитие есть рост многоединого. Даже простейшее написание текста (но текста осмысленного, где есть рост смысла и содержания) представляет собой пример этого закона. В конкретных случаях растут частные виды многоединого – по своим частным законам и стадиям, где действуют свои более частные операторы (подобные описанным выше), но это всегда будут частные случаи операторов роста многоединого.
В нашем примере рост многоединого может быть теперь окончательно выражен следующими стадиями и операторами:
1. Единица темы (чистая форма, общая тема).
2. Переход к модельной содержательности на основе оператора моделизации, который порождает друг за другом следующие состояния:
3. Первая модель (развитие как рост абстрактной целостности)
4. Вторая модель (выделение квантов развития) (в переходе от первой модели ко второй действует оператор дифференцирования)
5. Третья модель (интегральная пустота развития (как закон развития), включающая в себя кванты развития) (здесь действует оператор номологизации и интегрирующей конкретизации)
6. Четвертая транс-модель - экземплификация второй модели через предыдущий текст – в виде выделения в тексте его смысловых квантов (работает оператор рефлексивной экземплификации и модельной интерпретации относительно второй модели)
7. Пятая транс-модель - экземплификация третьей модели через ноуменализацию выделенных квантов текста и движение к формулировке более содержательного закона развития (здесь работает оператор ноуменализации).

Из этого описания видно, что вначале многоединое растет в модельном содержании, а затем оно обращается к более трансцендирующему модельность содержанию (в данном случае тексту) и циклически согласовывает между собою полюса многого и единого, достигая более полного – трансмодельного – многоединого.
Говоря еще более концентрированно, закон развития выражает себя в этом случае как закон циклической детерминации модельного единого и рефлексивно-текстового многого – как закон самореферентного текстово-модельного многоединого.
Замечательно то, что такой закон предполагает самореферентность (рефлексивность) – первоначальное построение некоторого текста как экземпляра своего единого, а затем усиление достигнутого единого этим экземпляром, что порождает новый текст-экземпляр и т.д.
Tags: анализ, диалектика, дифференциация, единое, закон развития, законы диалектики, мера инвариантности, многое, многоединое, неовсеединство, обобщенная инвариантность, оператор развития, полярная мера, полярности, пространство развития, равновесие, развитие, рост многоединого, синтез
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments